— Евгений Александрович, по итогам 9 месяцев текущего года бо льшинство отечественных авиакомпаний сработали с убытком из-за резкого скачка цен на топливо. Какое влияние эти изменения оказали на Red Wings?
— Безусловно, мы пострадали от повышения цен на керосин, но надеемся закончить год с прибылью. По итогам трех кварталов Red Wings практически не изменила свой показатель доходности по сравнению с успешным для нас 2017 годом, падение есть, но преодолимое. Другая проблема, что после «изящных движений» наших партнеров из нефтяной отрасли прибыль, которую мы планировали в бюджете 2018 года, уменьшилась в 4 раза.
— Минтранс намерен обратиться в Правительство РФ с предложением скомпенсировать примерно половину расходов на авиатопливо за счет собранных акцизов на нефть. Как вы считаете, эта мера может быть существенной?
— Опыт показывает, что любые акцизные истории тут же отыгрываются следующим повышением цен. Мы никак не можем компенсировать галопирующий рост стоимости керосина, потому что покупательская способность нашего населения, к сожалению, не растет аналогичными темпами. Спрос настолько эластичный, что 100–200 рублей являются существенной суммой для текущего сверхчувствительного рынка.
— То есть, люди идут на поезд?
— Идут на поезд, едут на машине к месту назначения или выбирают того авиаперевозчика, который предлагает цену ниже. Проблема рынка в целом — это огромное превышение предложения над спросом. Кто первый сбросил цену, того и пассажиры. Но так не может продолжаться вечно. И, поверьте, ни у кого нет запасов. Все живут день за днем до следующего летнего сезона. Поэтому требования рынка все равно приведут к тому, что кто-то должен будет уйти, освободить нишу, которую займут остальные участники. И на какой-то период спрос и предложение сбалансируются, а это, соответственно, сделает ситуацию более здоровой.